Похоже, но не религия

В теории управления можно разложить всё по полочкам, расписать подробнейшие инструкции по каждому этапу, но кое-что мы описать так и не сможем. В начале любой управленческой деятельности лежит акт восприятия объекта, в отношении которого мы будем что-либо предпринимать. «Короткая ДОТУ» работает с уже воспринятым образом объекта. И всё, что мы с этим образом делаем - суть наше мировоззрение. Сам процесс восприятия, хотя и может быть описан в мельчайших деталях и это описание будет так же мировоззрением, не является частью теории управления.

Акт первичного восприятия, в материалах концепции выведен через понятие различение и по умолчанию находится вне компетенции человека. Теоретическая возможность изменения параметров различения всё-таки предполагается, однако сделано это в форме предостережения от подобного рода практик.

Как бы к этому не относились авторы материалов концепции в их трудах явно прослеживается интерес к религиозным учениям. С одной стороны, эти учения являются формой управления и по этой причине должны быть подвергнуты детальному анализу, а с другой анализу подвергался не только пласт информации, связанный с поведением последователей, но и с так называемыми духовными практиками.


Проблема в том, что самая популярная религия не содержит явных указаний на наличие духовных практик. При том что они там всё-таки есть. Вместо этого читателя нашпиговывают разного рода историями.

Сам же интерес к исследованию религиозных текстов в разрезе описываемых в них историй не должен быть завязан на поиск истины, по большей части это бесполезное занятие. Смысл в способе интерпретации данных и поведения на их основе. У авторов материалов концепции этот поиск хорошо проиллюстрирован через букву «Ж», которая несёт в себе смысл многовариантности будущего и множества интерпретаций прошлого, и все эти нити сходятся в центе - «здесь и сейчас». «Сказки» о прошлом, религиозные в том числе, оказывают влияние на будущее через способ принятия решений в настоящем. При этом выбор интерпретации прошлого авторами поднят на второй приоритет по степени необратимости действия. Мощнее его только внутренняя алгоритмика интерпретации, названная мировоззрением.

Изменение авторства текста (потерять имя автора, приписать текст другому человеку и т.п.) - это способ усилить степень влияния одной из версий прошлого на настоящее. При этом самое мощное воздействие оказывает информация из категории "без комментариев" (если верить ВУЗ-овскому курсу психологии). В этом смысле потеря авторства книги усиливает её влияние. И именно по этому пути какое-то время шел ВП СССР. Но, видно, не полностью.


В качестве примера "по аналогии" можно вспомнить Шекспира. Есть неплохой фильм по этому поводу "Аноним". Смысл в том, что тот, кого звали Шекспиром в реальности не мог написать того, что ему приписывают. И это придаёт силы его произведениям.

Просто верить текстам святых писаний или святых отцов - значило бы испытать "слепую веру", что вряд ли можно считать боговдохновенным поведением. Но тут и сами христиане уже давно смекнули, что истории много привирают и в лоб их читать нельзя. Хотя, если читать в можно открыть для себя много нового. Для примера, рекомендую книгу А.Ю. Склярова "Яхве против Баала".

Но вернёмся к историям. При всей спорности их авторства и целей этих текстов, следует признать, что в них есть огромная глубина. Причём глубина эта больше не в прямых указаниях к действию, но в незатейливых сюжетах. Например, Ева и Лилит - два библейских персонажа легли в основу типов женщин "Матери" и "Любовницы" соответственно. Юнг (в этой работе он был не один) использовал глубину религиозной мифологии, чтобы описать глубинные психологические явления.

Ещё одно интересное явление состоит в преподнесении некоторых историй. История Иосифа и Иисуса имеют схожий элемент, а если посмотреть описание этих же историй в Коране, то складывается ощущение, что канва этих историй в Библии специально была изменена так, чтобы донести идею с ними не связанную. И в этом смысле читающему крайне важно увидеть лес за деревьями - ядро истории за словами.

Исследователи, пытавшиеся понять глубину смысла этих историй, рано или поздно «тонули» в своих выводах. Поэтому в рамках формирования учения о развитии восприятия анализ религиозных текстов на предмет поиска глубины смысла в историях не просто бесполезен, а даже вреден. 

Все авраамистические религии и христианство, в частности, лишают человека самостоятельности в выборе смысла жизни. При этом предписанная алгоритмика поведения во время жизни - не есть рабство само по себе. Тем более что поле возможностей поведения в рамках религии чрезвычайно широко. Однако границы всё-таки существуют. Границы на развитие энергетического тела человека. Уже даже сами мысли об этом считаются греховными, не то чтобы, практики. А ведь именно запрет на эти практики и делает религиозный идеал недостижимым. И в среде сторонников концепции всё повторяется точно так же, там существуют всё те же запреты на этот сорт практик. Вот только идеал назван теперь не Иисусом, а Человеком. Так что одни от других недалеко ушли. Можно предположить, что слишком большой интерес к религиозным текстам "раздавил" таки авторов.


Религиозное учение, равно как и околоКОБовское сообщество в силу отсутствия своего учения, стремятся оградить человека от возможности выйти за рамки исповедуемой религии. Не допустить прямой и чистой веры, но заменить её на веру слепую. Что даже печально, поскольку большинство сторонников концепции как попугайчики заучили стишок "Путь промысла Его неведом потому, что вера есть в Него, но веры нет Ему".

Но как и в случае с ДОТУ, которая должна учить воспроизведению концепции по нескольким опорным точкам, так и "Учение" должно учить воспроизвести религиозный текст самостоятельно. То есть учение должно выводить человека за его пределы. А значит оно должно содержать алгоритмику поведения высших порядков. Не способ "завязывания шнурков", а способ "научиться завязывать шнурки" и получить понимание того, что таких способов существует огромное множество. Можно пойти ещё дальше и изложить в учении способ "учиться учиться". Однако чем выше абстракция тем меньше реальной практической пользы в рамках персонального опыта.

В этом смысле девиз "Люди станьте Человеками" равнозначен призывам следовать недостижимому пути Христа. В учении должна быть иная цель. Открытая. Многовариативная. 

Стать человеком или принять модель поведения Иисуса - это лишь инструмент достижения цели, а сама цель должна быть во вне. Автору настоящей заметки близка идея изложенная в творчестве Ефремова:
Быть человеком, значит самостоятельно обрести смысл собственного существования в бесконечном развитии и реализация любых потенцией сознания и самотрансформации.
Эта цель соответствует всем заявленным критериям. Она не лишает человека самостоятельного обретения смысла, не даёт ограничений. И вместо конкретики выдвигает в перёд самое важное из абстрактного. Словами Веды Конг: "Движение вперёд!".

Кстати, движение вперед в русской традиции письма можно воспринимать как стрелку вправо (по направлению письма). И именно этот символ характеризует "меру", которую можно выразить одной формулой - функцией перехода, стрелкой. И именно поэтому данный символ и выбран в качестве символики и "Короткой ДОТУ" и "Учения".

Комментарии