Эдуард Володарский «Вольф Мессинг - Видевший сквозь время»

Развитое восприятие наделяет человека особым типом умений, называемых экстрасенсорными. Полоса восприятия человека довольно широка по сравнению с уже освоенной её частью, что даёт просто гигантские возможности по освоению потенциала. Однако развитое мировосприятие без развития модели его интерпретации, во-первых, не позволяет передать освоенный навык, а во-вторых может привести к некой форме шизофрении (состоянию, когда носитель выпадает из общества).



Предлагаемая вниманию книга Эдуарда Володарского "Вольф Мессинг - Видевший сквозь время" рассказывает нам о человеке, обладавшем от рождения особыми навыками восприятия. Даром, по мнению очевидцев его умения. Он не желал использовать свой дар во зло, но так и не научился делать добро…


Книга о том, как некий человек всю жизнь читал глупые мысли множества людей. Он не хотел делать мир хуже, но не знал, как его сделать лучше… Возможно, стань он раввином  и получи религиозную (хотя бы) систему интерпретации чувственных данных, мир увидел бы пророка, превосходящего все библейские истории. Но вышло иначе.

Всю правду о Мессинге, возможно, даже спецслужбы не знают. Настоящая же книга бежит по верхам и в рамках интересующей нас тематики полезна больше тем, что показывает с чем придётся работать развитому мировоззрению, после практик развития энергетического отела.

Есть идея использовать образ Мессинга, а точнее описание применения его навыков для описания антагониста игрового сюжета. Создать этакого профессора Вильфрида Дерагази (Лезвие бритвы).
– Значит, нужно прекратить мои выступления, – решительно сказал Вольф.

– Ты с ума сошел, Вольф! Ни в коем случае! Все только начинается! И как прекрасно начинается… Если бы не этот молодой негодяй… Пойми, Вольф, я нисколько не преувеличиваю. Тебе нужно развиваться, нужно углублять, совершенствовать свои уникальные способности. Вольф, это нужно не только для концертов, славы и денег. Это нужно для науки, ты понимаешь, Вольф? Я ведь веду записи всех выступлений, всех наших занятий… тренировок… – Доктор посмотрел на Мессинга лихорадочным, тревожным взглядом, он сильно волновался. – Гипноз… парапсихология… телепатия – эти явления так мало изучены… это бездна… Фрейд был глубоко прав, когда сказал, что за этим будущее… Человек не сможет управлять миром, не научившись управлять самим собой… Он не познает мира, не познав самого себя…
– Вы думаете, это возможно?

– Что именно? – не понял доктор Абель.

– Познать самого себя… – уточнил Вольф. – Разве это кому-нибудь удавалось из живших ранее в этом мире?

– Но человек всегда стремился к этому, – резко возразил доктор Абель. – Ибо это и есть стремление человека к истине… это есть стремление к Богу.. Иначе зачем Господь наделил тебя такими способностями? – Он подошел к Вольфу, наклонился и горячо зашептал на ухо: – Ты понимаешь меня?

– От ваших слов мне становится страшно, доктор, – глядя в упор в глаза Абеля, ответил Вольф. – Неужели вы не видите, как я страдаю от своих способностей?

– Вижу. Но ты такой, каким тебя создал Бог, и грешно проклинать свою судьбу… Надо жить…
Телепатия существует и у животных. Собака собаке взглядом говорит куда больше, чем человек человеку при помощи слов. Энергия мозга, посылаемая одним объектом другому, встречается с энергией другого мозга. Они смешиваются, и происходит обмен информацией, поскольку энергия – это, ко всему прочему, еще и информация. Я правильно рассуждаю, товарищ Мессинг?
Прежде чем пытаться понять, что есть Бог, не мешало бы узнать, что есть человек
Мессинг застыл, закрыв глаза… и вдруг увидел себя в далеком детстве…

…Он стоит на подоконнике перед раскрытым окном, в черном пустом небе замерла зеленоватая круглая луна, и на ней ясно видно очертание человеческого лица с темными провалами глаз. И глаза эти внимательно смотрят на маленького Волика, и он смотрит на луну, смотрит в эти большие задумчивые глаза, которые так далеко от него и в то же время так близко, что протяни руки – и можно дотронуться до них… И маленький Волик тянет руки к луне… И вдруг сзади неслышно возникает мама Сара и осторожно берет Волика на руки, прижимает к большой пухлой груди, гладит по голове, по лицу, шепчет:

– Не пугайся, родненький мой… не надо смотреть в бездну, Волик, красивый ты мой, а то бездна сама откроет глаза и будет смотреть на тебя… а это очень страшно, Волик, картинка ты моя писаная, умненький мой, драгоценный мой… – тихо говорит мама Сара, укладывая маленького Волика в постель.

Потом оглядывается и смотрит в раскрытое окно. Луна, кажется, опустилась низко, подкралась к самому окну и теперь заглядывает в комнату, отыскивая глазами мальчика.

– Пшла прочь… проклятая! – машет на нее рукой мама Сара. – Пшла прочь!

И бледно-зеленый лик луны вдруг потемнел, и черные провалы глаз сделались испуганными, и она стала медленно удаляться…

– Спаси и сохрани, Божья матерь Ченстоховская… спаси и сохрани! – бормочет мама Сара, кутая Волика в тонкое одеяло…
Ошибается тот, кто не боится ошибиться

Комментарии